О Либермане

03 августа 2022

Правда о дороговизне жизни

Мы уже видим первые результаты реформ, видим и повышение доходов.

 

Израиль — дорогая страна, и я, как отец и дед, вижу подорожания, но вижу и снижение цен. В борьбе с дороговизной жизни нет чудодейственных решений. Прогресс в решении данной проблемы — мой приоритет с тех пор, как я заступил на пост министра финансов.

Пришло время «посмотреть в глаза» действительности: Израиль — дорогая страна. Да, в 2009-м году дороговизна жизни была у нас на среднем уровне по критериям развитых стран, но в 2020-ом мы «удостоились» второго места в мире по уровню дороговизны.

Я не родился министром финансов. Прежде всего, я гражданин этой страны, отец семейства, дед, который каждую неделю делает покупки в супермаркете, заходит в овощную лавку. Я вижу, как цены на продукты меняются из месяца в месяц. Что-то дорожает, на что-то цены снижаются, и для меня важно отметить две вещи.

Первое — я вас очень хорошо понимаю. Я живу здесь так же, как и вы, причем не только сегодня, в 2022-м году. Жили мы здесь вместе и в 2012-м, когда литр бензина стоил 8,25 шекеля, и в 2014-м, когда цена на электричество была рекордной. И это при том, что средняя заработная плата была тогда намного ниже, чем сегодня.

И второе, дороговизна жизни в Израиле — это не нечто происходящее по воле рока. За крупными заголовками о повышении дороговизны жизни стоит зачастую правительство, которое может и должно прилагать усилия, чтобы этого не допустить. Однако, наряду с правительством немалую, а иногда и решающую роль играют компании, монополисты, картели, навязывающие жесточайшую консервативную регуляцию, действующие, что называется, по-свински и самым циничным образом использующие потребителей, за счет которых они существуют и которые обеспечивают им заоблачные прибыли. В борьбе с дороговизной нет чудодейственных решений, и никакие самые искусные популистские лицедейства не принесут мгновенных решений.

С момента, когда я возглавил министерство финансов год и месяц тому назад, передо мной стояла приоритетная задача: осуществить системные коренные перемены с одной целью — снизить дороговизну жизни. Среди принятых мер — реформа импорта, которая устанавливает европейские стандарты в этой сфере; реформа, которая позволяет уменьшить излишнюю регуляцию на разных стадиях процесса экспорта; значительное снижение пошлин, которое приведет к уменьшению бюрократии и снижению цен; реформа в сельском хозяйстве, результаты которой — понижение индекса цен, видны уже сегодня. Эти шаги, наряду с целым рядом других, активизируют уже в ближайшем будущем конкуренцию, увеличат покупательную способность потребителей и в конечном счете, разумеется, приведут к понижению цен, что положительно скажется на семейном бюджете каждого из вас.

Безответственная расточительность во времена коронавируса в нашей стране, война между Россией и Украиной и другие глобальные события в мире сказались на нас в немалой степени, как на макро- так и на микроэкономическом уровне, и мы это в немалой степени почувствовали на себе. Но надо смотреть на существующую действительность беспристрастно: повышение цен в Израиле — одно из самых низких в мире. Тем не менее, я изо дня в день прилагаю максимум усилий, чтобы уменьшить пагубное влияние роста дороговизны на граждан нашей страны.

С 1-го августа мы в очередной раз понизим пошлину на горючее. Были предприняты шаги для увеличения «чистых доходов» (после выплаты налогов), в особенности у работающих и представителей слабых слоев населения. Мы выделили 11 миллиардов шекелей, чтобы помочь 2,4 миллионам граждан Израиля бороться с финансовыми трудностями нынешнего периода. Предоставили дополнительные льготные налоговые единицы и добавки к зарплате, а также субсидирование групп продленного дня для детей. Повысили ежемесячные выплаты военнослужащим, зарплату социальных работников, пособия пережившим Катастрофу, выплаты пенсионерам, получающим ниже прожиточного минимума. Выделили дополнительные средства вспомогательному персоналу в детских садах и яслях, а также пожарным и полицейским. Работали беспрерывно, заботясь о том, чтобы в распоряжении каждого из нас оставались средства на жизнь.

Цели, которые я поставил перед собой, еще не достигнуты в полном объеме. В этот бурный период, ни в коем случае нельзя скатываться к «предвыборной» экономике, и я этого не допущу. В то же время недопустимо, чтобы в столь нелегкий период в Израиле активизировались элементы, которые пытаются цинично использовать централизованность рынка, отсутствие альтернативных возможностей, жесткую регуляцию и, повторю еще раз, в такой тяжелый период, повышать и без того высокие цены. Поведение этих компаний противоречит какой-либо логике: «Если наши прибыли растут, причем, весьма резко, мы будем не менее резко взвинчивать цены». Ведь это делается за счет граждан страны. За подобным абсурдом стоят те самые элементы, которых я призывал не повышать цены накануне Песаха, против чего тогда существовала в стране общественная кампания. Как средство в этой борьбе я также создал группу для снижения концентрированности рынка продовольственных товаров. Эту группу возглавил генеральный директор моего министерства. Ее рекомендации вместе с другими шагами, которые я предпринимаю, призваны сократить централизацию в различных отраслях и освободить экономику от удушающих щупальцев импортеров-монополистов.

Наряду с трудностями, которые мир переживал в последний год и переживает до сих пор, есть и некоторые положительные моменты. Рост цен в мире остановлен. Цены на пшеницу вернулись к тому уровню, на котором они находились до начала войны между Россией и Украиной. Наметилась тенденция снижения цен на нефть, а также на кукурузу. То же можно сказать и о стоимости морских перевозок.

Кроме того, благодаря тем поистине драматически переменам, которые мы осуществили в последний год, две крупнейшие сети розничной торговли Carrefour и SPAR решили начать свою деятельность в Израиле. Появление на израильском рынке международных сетей, активизация конкуренции в импорте, устранение бюрократических преград и ослабление регуляции — это те факторы, которые приведут к снижению дороговизны жизни в Израиле.

После того, как важнейшие экономические проблемы игнорировались на протяжении долгих лет, мы около года назад взялись за их решение. Крупные международные экономические экспертные учреждения уже отреагировали самым положительным образом на экономические достижения Израиля. Но для меня не менее важны настроения на израильской улице. Израильтяне по праву хотят большего и, в соответствие с этим, множатся и усложняются задачи, стоящие пред нами. Но для этого мы и пришли — чтобы их решать. Мы пришли не говорить — мы пришли делать.

 

Источник:mnenia.zahav.ru

Фото: Реувен Кастро, Walla

15 ноября 2021

Биография

Авигдор Либерман – основатель и глава партии «Наш дом Израиль» (НДИ), министр финансов Израиля (с 2021 года). В прошлом – министр обороны, министр иностранных дел, министр стратегии, министр транспорта, министр инфраструктуры, генеральный директор министерства главы правительства. Также возглавлял комиссию Кнессета по иностранным делам и безопасности и являлся заместителем премьер-министра.

Происхождение

Родился 5 июля 1958 года в городе Кишинёв (Молдавская ССР). Родители — Лев Янкелевич (1921–2007) и Фира (Эстер) Марковна (1924–2014) – из города Оргеев (Орхей) переселились в Кишинёв незадолго до рождения сына. Отец – солдат РККА во время Второй мировой войны. В действующей армии служил с начала боевых действий между Нацистской Германией и СССР. В 1942 году попал в плен, скрывался под чужим именем, после освобождения вернулся в строй, войну закончил в Австрии. Его старший брат, Велвл Либерман, умер в полевом госпитале от ран, полученных в боях под Сталинградом. В 1949 году, в разгар антисемитской кампании в СССР под предлогом борьбы с «еврейским буржуазным национализмом», семьи обоих родителей были репрессированы и высланы на принудительное поселение в Сибирь. Лев и Эстер поженились в 1953 году в ссылке, в поселке Тайшет. Семья Либерман смогла вернуться в Оргеев только в 1955 году.

В семье говорили на идише, это был первый язык Авигдора Либермана.

Ранние годы

После окончания средней школы Либерман хотел стать дипломатом. Он с удивлением узнал от учителя, что в единственный вуз, где готовили в СССР дипломатов – МИМО (Московский институт международных отношений, сейчас МГИМО), — еврей поступить не может. В качестве альтернативы выбрал международное отделение юрфака Киевского университета им. Тараса Шевченко, но в нём у него даже не приняли документы. Пришлось поступить на факультет гидромелиорации Кишиневского сельскохозяйственного института. Однако, он не собирался заниматься мелиорацией в Советском Союзе. В семье были сильны сионистские настроения, и когда в СССР понемногу стали выдавать разрешения евреям на выезд, семья Либерман начала ждать возможности совершить алию.

Своё будущее Либерман хотел связать с литературой: писал рассказы и пьесы, занял первое место на конкурсе молодых драматургов.

Алия

В 1978 году, в возрасте 20 лет, вместе с родителями репатриировался в Израиль. На второй день после приезда начал работать грузчиком в аэропорту Лод (ныне аэропорт имени Бен-Гуриона).

Во время учебы на подготовительных курсах при Беэр-Шевском университете имени Бен-Гуриона познакомился со своей будущей женой – Эллой, которая репатриировалась из Узбекистана, но по происхождению – тоже из семьи бессарабских (молдавских) евреев. Они поженились в 1981 году.

Жили в Иерусалиме, где Либерман поступил на отделение международных отношений Еврейского университета.

Служба в армии

Срочную армейскую службу Либерман проходил в 1982–1983 годах в военной администрации Хеврона. Будучи резервистом ЦАХАЛа, прошёл подготовку артиллериста и призывался на резервистские сборы («милуим») вплоть до 1996 года, пока не занял должность генерального директора министерства главы правительства.

Молодежное движение

Во время учёбы в Еврейском университете в Иерусалиме Либерман вошел в группу студентов правых взглядов, боровшихся за лидерство в университетском самоуправлении. Участвовал в стычках, порой физических, с арабскими студентами, устраивавшими антиеврейские беспорядки в кампусе университета. Некоторые из них впоследствии стали активистами и лидерами политических партий израильских арабов, депутатами Кнессета, а один из них (глава партии БАЛАД Азми Бшара) сбежал за границу, изобличенный в пособничестве вражеской разведке во время военных действий.

Эта общественная активность привела Либермана в молодёжное движение партии «Ликуд». Но после окончания университета он отклонил предложение продвигаться по партийной линии, возглавив столичное отделение больничной кассы «Леумит».

Большая политика

Либерман перешёл на работу в «Ликуд», когда после поражения на выборах 1992 года партия находилась на грани банкротства и развала. Региональные отделения бездействовали, руководство теряло авторитет и пребывало в унынии. В этих условиях Либерман сформировал и возглавил группу молодых активистов (многие из них были репатриантами из СССР, как и он), требовавших решительного обновления и оздоровления партии. В противовес ликудовским «генералам» и «принцам» они выдвинули в качестве нового лидера только недавно вернувшегося из США Биньямина Нетаниягу и привели его к победе на праймериз в 1993 году.

Либерман, возглавлявший штаб «новой волны», стал генеральным директором «Ликуда». Он взял на себя роль кризисного менеджера: железной рукой принялся наводить порядок в партии, в короткий срок вытащив её из катастрофического финансового положения и повел к следующему рубежу – взятию власти.

Эта цель была достигнута в 1996 году, когда Нетаниягу в упорной борьбе победил на выборах Шимона Переса и стал премьер-министром. Значительную роль в этой победе сыграл глава его предвыборного штаба Авигдор Либерман. Он занял пост генерального директора министерства главы правительства став руководителем администрации премьер-министра.

Либерман отвечал за кадровую политику нового руководства страны, проводил ключевые государственные назначения. Без него не принималось ни одно важное решение. Он был инициатором многих правительственных нововведений, считался вторым лицом в государстве, имеющим беспрецедентное влияние на первое. Ни до, ни после него, ни один человек занимавший должность руководителя администрации главы правительства, не пользовался такой известностью и тем более не обладал такой властью в стране.

Обратной стороной этого стало повышенное внимание политических противников, истеблишмента и СМИ к личности «генерального директора Израиля», как называли Либермана. Критика власти персонифицировалась и концентрировалась на нём. На определённом этапе он принял решение отвести огонь медийных атак на правительство и устранив главный, как тогда казалось, раздражающий фактор, подал в отставку в декабре 1997 года. Уйдя из правительства и политической жизни, занялся бизнесом.

Создание НДИ

Либерман вернулся в политику во главе собственной партии «Наш дом Израиль» (НДИ), которую создал в самый канун досрочных выборов 1999 года, разочаровавшись в поведении и стратегии Нетаниягу и его ближайшего окружения в противостоянии левому лагерю.

Большинство политических обозревателей и специалистов не давали новой партии ни единого шанса на преодоление электорального барьера. Тем не менее на выборах она получила 4 мандата, прошла в Кнессет, хоть и осталась в оппозиции.

Правительственная деятельность

Либерман является одним из наиболее опытных политиков Израиля в области государственного управления. Он занимал целый ряд важнейших министерских постов, каждый раз проводя революционные преобразования в возглавляемых им отраслях, имеющие стратегическое значение в жизни страны.

Министр инфраструктуры

Либерман впервые стал министром в 2001 году, возглавив в правительстве Ариэля Шарона министерство национальной инфраструктуры.

Одной из главных стратегических угроз Израилю в то время была нехватка воды. Основной её источник – озеро Кинерет – катастрофически мелел. Введение строгих норм экономии не помогало. Всерьёз рассматривались планы сворачивания сельского хозяйства как отрасли. Разрабатывался проект импорта пресной воды танкерами из Турции, с которой в тот период у Израиля существовали дружеские отношения.

Став министром национальной инфраструктуры, Либерман отверг эти болезненные и фрагментарные меры, поставив задачу комплексного решения проблемы на дальнюю перспективу и с опорой на собственные силы.

В борьбе с дефицитом воды было избрано два параллельных направления. Первое – разработка и внедрение комплексной системы очистки сточных вод с возможностью их вторичного использования для технических нужд и сельского хозяйства. Второе – строительство опреснительных заводов большой мощности с тем, чтобы большая часть питьевой воды поступала с них, а не из ненадежных и скудных природных источников.

Принятые им стратегические решения, закрепленные в законодательстве, сказались уже после ухода Либермана из министерства национальной инфраструктуры и сыграли ключевую роль в экологической и экономической безопасности страны.

Израиль стал первой в мире страной, где основная часть потребляемой воды – опреснённая морская. Сегодня её доля составляет 85% водопотребления.

Израиль занимает первое место в мире по вторичному использованию сточных вод. 90% стоков поступает в оборот для технических и сельскохозяйственных нужд. Находящаяся на 2-м месте по этому показателю Испания использует 25% сточных вод.

Израиль является единственной страной в регионе, не испытывающей дефицита пресной воды. В большинстве соседних стран, вплоть до Ирана, нехватка воды приводит не только к бытовым неудобствам, но стала причиной катастрофических экологических, демографических, экономических и даже политических изменений глобального масштаба. Этот дефицит и его последствия лишь увеличиваются со временем.

Министр транспорта

Во втором правительстве Ариэля Шарона Либерман в феврале 2003 года занял пост министра транспорта. В ходе своего недолгого пребывания в этой должности (вышел из правительства в июне 2004 году, отказавшись поддержать план отступления из сектора Газы, выдвинутый Шароном) успел провести ряд меры, имеющих значение до сих пор.

Во-первых, провёл приватизацию национальной авиакомпании Эль Аль, что обещали, но и не смогли осуществить несколько его предшественников на посту министра транспорта – из-за сопротивления профсоюзов, лоббистов и политических интересантов.

Во-вторых, сдвинул с мертвой точки строительство 3-го терминала аэропорта имени Бен-Гуриона – классического долгостроя, который тянулся несколько лет и был на грани замораживания. Открытие этого терминала предотвратило транспортный коллапс, неизбежный из-за низкой пропускной способности главных ворот страны, а аэропорт имени Бен-Гуриона превратился в один из самых комфортабельных, организованных и безопасных аэропортов мира.

В-третьих, Авигдор Либерман дал старт проектированию и строительству системы скоростных автострад и расширению железных дорог.

Министр стратегического планирования

При формировании «правительства размежевания» во главе с
Эхудом Ольмертом в мае 2006 года партия НДИ осталась в оппозиции. Однако после Второй Ливанской войны, итоги которой вызвали в обществе большое разочарование и убедили в необходимости срочных мер для подъема боевого духа армии и усилении системы безопасности, Либерман счел невозможным для себя оставаться в стороне от этих процессов. В октябре 2006 года он заявил о присоединении своей партии к правительственной коалиции, вызвав немалое недоумение среди сторонников, противников и политических обозревателей, предсказывавших скорое падение этого правительства.

Либерман занял пост министра стратегического планирования, в ведении которого находилась, среди прочего, координация разведывательных структур Израиля. Именно в период пребывания Либермана во главе стратегического министерства были добыты данные о строительстве ядерного реактора в Сирии и осуществлена военная операция по его уничтожению.

Присоединяясь к коалиции, Либерман предупредил премьер-министра, что НДИ немедленно покинет ее, если Ольмерт возобновит попытки новых уступок палестинской администрации ради «мирного процесса». Он в точности выполнил свое обещание: когда Ольмерт начал переговоры в Аннаполисе о пересмотре границ и разделе Иерусалима, Либерман вышел из правительства в январе 2008 года.

Министр иностранных дел

После чрезвычайно успешных выборов в 2009 году (НДИ получила на них 15 мандатов, став третьей по величине партией в Кнессете) Либерман стал министром иностранных дел. Назначение во главе МИДа человека с репутацией непримиримого политика, известного резкими высказываниями и «недипломатичным» поведением вызвало в Израиле и в мире немало критики и даже насмешек.

Но скептикам пришлось убедиться в необоснованности своих сомнений. Многие видные зарубежные политики, авторитеты в области международных отношений признавали Либермана одним из наиболее успешных и эффективных министров иностранных дел в истории еврейского государства.

Ему удалось поднять авторитет МИДа в стране и Израиля в мире. Либерман ввёл концепцию многовекторной политики. Суть её в расширении связей с разными странами, в том числе с государствами Африки, Латинской Америки, Восточной Европы, отказе от однобокой ориентации на Вашингтон как единственного окна Израиля во внешний мир и безальтернативного заступника в международных организациях. В результате значительно увеличилось количество представительств Израиля за рубежом и число стран, поддерживающих Израиль при важных голосованиях на различных форумах.

Либерман возглавлял МИД с 2009 по 2015 год, правда, с перерывом почти на год – с декабря 2012 по ноябрь 2013, года он оставил министерский пост, чтобы доказать свою невиновность в суде после 17 лет не прекращающихся расследований (первое было открыто через неделю после того, как он стал генеральным директором министерства главы правительства в 1996 году).

В период своей временной отставки с министерского поста Либерман возглавлял комиссию Кнессета по внешним делам и безопасности.

6 ноября 2013 года Иерусалимский окружной суд признал его невиновным за отсутствием состава преступления – и Либерман вернулся в свой кабинет в МИДе, который покинул лишь в мае 2015 года, отказавшись войти в новую коалицию из-за расхождений с премьер-министром по стратегии противостояния с ХАМАСом.

Министр обороны

30 мая 2016 года Либерман вступил в должность министра обороны. На этом посту совершил ряд шагов, имеющих долговременное значение для безопасности Израиля. В частности:

  • Инициировал и создал новый род войск ЦАХАЛа — ракетные войска.
  • За пять месяцев подавил «интифаду одиночек» — волну террора, длившуюся до него полтора года.
  • Ввел жесткий порядок реагирования на так называемые «Марши возвращения» — регулярные штурмы разделительного забора, организованные ХАМАСом из сектора Газы, стали подавлять снайперским огнём.
  • Ужесточил алгоритм реагирования на террористические действия – ввёл дифференцированную программу «Кнут и пряник».
  • Санкционировал ускоренную разработку системы ПВО на основе лазерного оружия.
  • За время пребывания Либермана во главе Минобороны было уничтожено 17 диверсионных тоннелей, ликвидировано 240 террористов.
  • Интенсивность и частота ударов по иранским объектам в Сирии выросла на порядки.
  • Оборонные предприятия и военные базы переведены на периферию, что позволило создать там сотни новых рабочих мест.
  • Объём оборонного экспорта достиг рекордного показателя – 9.2 миллиарда шекелей в 2018 году. Заключенные сделки обеспечили работой 85 тысяч человек.
  • Инициировал, разработал и ввёл в действие программу защиты Севера от обстрелов и землетрясений, стоимостью 5 миллиардов шекелей.
  • Ввёл масштабную программу поддержки военнослужащих, демобилизованных и резервистов.
  • Создал комиссию специалистов министерства обороны и ЦАХАЛа, разработавшую концепцию закона о всеобщем призыве, предусматривающего призыв на военную и альтернативную службу учащихся ультрарелигиозных учебных заведений. Провёл в первом чтении законопроект о призыве.

В планах Либермана, ради которых он стремился и пришёл на пост министра обороны, был разгром и отстранение от власти в Газы режима ХАМАСа, ликвидация главарей террора в секторе и уничтожение военной инфраструктуры террористов. По его словам, была разработана и представлена кабинету безопасности подробная программа политических и военных действий. Нетаниягу позаботился о том, чтобы она была отвергнута кабинетом.

Переломный момент произошел в ноябре 2018 года. Тогда в течение двух суток из сектора Газа на Израиль обрушилось около 700 ракет и минометных снарядов. Министр обороны Либерман настаивал на нанесении мощного ответного удара и прекращении поставок в сектор Газа горючего, электроэнергии, товаров двойного назначения. Вместо этого премьер-министр санкционировал непрямые переговоры с ХАМАСом об условиях прекращения огня, включающие расширение поставок в сектор, облегчение режима блокады и разрешение на передачу хамасовской администрации в Газе десятков миллионов долларов из Катара наличными.

Этот шаг Либерман назвал капитуляцией перед террором и в знак протеста подал в отставку с поста министра обороны. Партия НДИ вышла из правительственной коалиции.

Министр финансов

В ходе предвыборной кампании 2021 года Либерман заявил, что партия НДИ в новой правительственной коалиции готова будет взять на себя ответственность за оздоровление экономики страны, истощенной кризисом, вызванным коронавирусом и перекосами в государственном управлении, а сам он претендует на пост министра финансов, чтобы руководить этим процессом.

После формирования правительства 13 июня 2021 года, именно этот пост он и занял. Либерман пришёл в министерство с комплексным планом подъема экономики и повышения жизненного уровня населения. Он предусматривает проведение десятков реформ, значительная часть из которых уже заложена в государственный бюджет на 2021–2022 годы и закон хозяйственном урегулировании, разработанных под руководством нового министра финансов.

Реформы направлены прежде всего на снижение дороговизны потребительских товаров, повышение занятости и производительности труда, сокращение регуляции, а также на создание крупных инфраструктурных проектов. Либерман утверждает, что эффективность реформ большинство израильтян почувствует на собственном кармане в ближайшее время.

Личная жизнь

Либерман живет в поселении Нокдим за «зелёной чертой» в Иудее, неподалеку от Иерусалима. У него трое детей (дочь и двое взрослых сыновей) и пятеро внуков. Увлекается игрой в большой теннис. Страстный болельщик иерусалимской футбольной команды «Бейтар». Любит и разбирается в винах, предпочитая продукцию виноделен в Иудейских горах.